П В С Ч П С В
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 

 

Издается

с 1 января

1981 года,

Выходит

3 раза

в неделю

Правда севера

рейтинг

Главная

До основанья. А зачем?

Ровно 95 лет назад на всей территории Западной Сибири полыхало крестьянское восстание
Искры народного гнева
20 июня 1920 года Совет народных комиссаров РСФСР принял постановление «Об изъятии хлебных излишков в Сибири», по которому крестьяне были обязаны сдать все излишки хлеба прошлых лет и одновременно нового урожая. 

По этому декрету Совнаркома с 20 июня 1920-го по 1 марта 1921 года шесть сибирских губерний (Иркутская, Енисейская, Томская, Омская, Алтайская, Семипалатинская) и Тюменская, входившая в Уральскую область, должны были сдать 116 млн пудов хлеба, что составляло одну треть общегосударственного задания.
Крестьян обязывали задарма сдавать зерно, мясо, масло, яйца, картофель, овощи, кожи, шерсть, табак, рога, копыта и многое другое. Всего на них распространялось 37 развёрсток. Кроме того, всё трудовое население от 18 до 50 лет должно было исполнять различные повинности: рубить и вывозить лес, поставлять подводы и т.д. За уклонение предусматривались строгие меры наказания вплоть до ареста и отправки на принудительные работы.
Введённые с конца августа 1920 года в Тюменской губернии многочисленные развёрстки были непосильны для крестьян Ишимского уезда, тем более, что в 1920 году этот регион постиг сильный неурожай. Однако местное партийное и советское руководство, изымая в ряде мест даже продовольственный хлеб и семена, фактически издевалось над хлеборобами.
Ввиду плохих погодных условий - проливные дожди привели к сильной распутице, что осложнило работы по изъятию хлеба и транспортировке его к железнодорожным станциям, - выполнить задания по продразвёрстке не удалось. Поэтому её основная тяжесть пришлась на ноябрь 1920 - январь 1921 года. Курс на скорейшее выполнение плана привёл к дальнейшим злоупотреблениям и бесхозяйственности. По нераспорядительности властей собранный в общественных амбарах хлеб гнил, погибали от холода овцы, остриженные для выполнения плана по шерсти, шло уничтожение стельных коров.
Из всего этого следует, что одной из главных причин, вызвавших восстание, является продовольственная развёрстка, а шире - политика «военного коммунизма». Принудительное изъятие хлеба производилось в интересах городского населения и армии, а крестьяне в этом видели неприкрытый грабёж, им не разъясняли, зачем «отбирают» хлеб и скот. И главное - в начале 1921 года власть поставила сельское население перед реальной угрозой голода.
Собрание женщин Пегановской волости Ишимского уезда, состоявшееся 31 декабря 1920 года, в ответ на «ударное» изъятие продовольственного и семенного хлеба, произвол со стороны продовольственных комиссаров постановило такие действия считать незаконными, арестовать продработников Слухина, Максимука, а также милиционеров Журавлёва и Кухтина. Продовольственный отряд в числе девяти человек женщины обезоружили. Кроме того, они обратились с просьбой к начальнику милиции 4-го участка Ишимского уезда прибыть в село Пеганово для расследования незаконных действий указанных лиц.
Возгорелось пламя
27 января 1921 года начались волнения в Омутинской волости Ялуторовского уезда. 31 января произошли столкновения крестьян с продотрядами в сёлах Челноковское и Чуртанское, что на севере Ишимского уезда. В селе Челноковском в ответ на попытку толпы помешать вывозу семенного зерна красноармейцы открыли огонь. Двое недовольных были убиты и двое ранены. Однако, в отличие от прежних столкновений, крестьяне не уступили насилию, а вооружившись кольями, вилами и охотничьими ружьями, вступили в бой и изгнали продработников. К восставшим присоединились жители Челноковской, Чуртанской, Викуловской, Готопутовской и других волостей. В течение трёх дней восстание охватило весь север Ишимского уезда и перекинулось на Ялуторовский.
К 4 февраля восстание охватило Ингалинскую, Петропавловскую и Слободо-Бешкильскую волости Ялуторовского уезда. 3 февраля Тобольский уездный военкомат уже располагал сведениями о восстании в Токуйской и Тукузской волостях, а на следующий день мятеж произошёл в Малиновской волости.
6 февраля полномочный председатель ВЧК по Сибири И.П. Павлуновский телеграфировал в президиум ВЧК о том, что «в Омской губернии - в Тарском и Тюкалинском уездах вспыхнуло восстание. Повстанцы вооружены достаточным количеством пулемётов и винтовок, руководит ими полковник Левицкий». 7 февраля в Тобольско-Тарском районе юго-восточнее Тобольска повстанцами были заняты д. Черная, Токуйское, Загваздинское. 8 февраля были волнения в Караульноярской волости Тюменского уезда. В тот же день восстание охватило несколько волостей Петуховского района, находившихся в прямо противоположной, юго-западной части Ишимского уезда.
10 февраля из Тюкалинска завполитбюро Розанов информировал председателя Омской губчека П. Гузакова «…Называевский район. В Песчаной волости оперирует часть сто восемьдесят первого полка ВНУС, очищает деревню за деревней от бандитов, и восстанавливается порядок… В Называевской волости ворвавшимися бандитами арестован наш нарочный, развозивший по деревням приказы.. Захвачен повстанческий штаб в деревне Грязное. Занята нами станция Мангут. С взятием Мангута наши войска соединились с войсками, действующими от Ишима…»
11 февраля. Оперсводка из Петропавловска: «…Севернее П-Павловска (вблизи Новониколаевки) происходит бой с повстанцами; выпущено 20 снарядов по занятым ими деревням. В результате противник отступил. Но потом, сконцентрировав силы, повёл контратаку. Нашему отряду в 120 штыков пришлось отступить в Новониколаевку… Противник, по слухам, имеет около тысячи вооружённых (повстанцев), из них винтовками не более 50 человек…»
14 февраля Омский губком информировали из Тобольско-Тарского района: «…Выяснилось, что численность повстанцев, действующих в Усть-Ишимском и Слободческом районах, исчисляется до 400 чел., часть из них вооружена дробовиками. Повстанцы имеют своей целью распространиться на Усть-Ишимскую волость и Тевриз… Главные силы находятся в селе Малаховском, что в 20-ти верстах юго-западнее Челнокова…»
Шли упорные бои и за город Петропавловск. 14 февраля его повстанцы заняли, но на следующий день красноармейцы, получив подкрепление со стороны Омска - 249 полк 21 дивизии ВНУС, взвод 85 артдивизиона и бронепоезд «Красный сибиряк», перешли в контрнаступление. Город три раза переходил из рук в руки, и лишь 16 февраля окончательно остался за красными. Отряды повстанцев продолжали наступать на юг от Петропавловска и 23 февраля 1921 года заняли город Кокчетав. Мужики, поддержанные казаками, подошли к городам Акмолинску и Атбасару, но взять их не смогли.
Начавшись 31 января 1921 года в северо-восточном районе Ишимского уезда Тюменской губернии, восстание в короткий срок охватило большинство волостей Берёзовского, Ишимского, Сургутского, Тобольского, Туринского, Тюменского и Ялуторовского уездов Тюменской губернии, Тарского, Тюкалинского, Петропавловского и Кокчетавского уездов Омской губернии, Курганского уезда Челябинской губернии, Атбасарском и Акмолинском уездах Омской губернии, восточные районы Камышловского и Шадринского уездов Екатеринбургской губернии. Весной 1921 г. повстанческие отряды оперировали на огромной территории от Обдорска (ныне - Салехард) на севере до Каркаралинска на юге, от станции Тугулым на западе до Сургута на востоке. Численность повстанцев к апрелю превысила 100 тысяч человек.
В феврале 1921 года восставшие на три недели парализовали движение по обеим линиям Транссибирской железнодорожной магистрали, а затем захватили города Петропавловск - 14 февраля, Тобольск - 21 февраля, Кокчетав - 21 февраля, Сургут - 10 марта, Берёзов - 21 марта, Обдорск - 1 апреля и Каркаралинск - 5 апреля. Вели бои за Ишим (несколько раз переходивший из рук в руки), угрожали Кургану и Ялуторовску.
Тушили кровью
По свидетельству председателя Сибревкома И.Н. Смирнова, относящемуся к середине марта 1921 года, потери красноармейцев и повстанцев составляли 1 к 15. Если со стороны мятежников террор и насилие носили преимущественно «выборочный» характер, например, против коммунистов и продработников, то совершенно иначе вёл себя противник. Приказы советского командования содержат требования расстреливать на месте без суда всех захваченных с оружием в руках, брать и расстреливать заложников за разрушение железнодорожной линии и телеграфной связи, за оказание помощи повстанцам, сжигать и уничтожать артиллерийским огнём целые деревни, поддерживавшие мятежников или оказывавшие упорное сопротивление.
Советское руководство не выражало желания идти на компромиссы ради прекращения боевых действий, выдвигало перед повстанцами для ведения мирных переговоров заведомо неприемлемые для последних условия, угрожало командирам и комиссарам, проявлявшим миротворческую инициативу, суровыми карами. Широкое распространение в коммунистических частях получили бессудные расстрелы мирных жителей. За порчу железнодорожного полотна красноармейцы сжигали все деревни в радиусе 10 вёрст. По данным И.Н. Смирнова, менее чем за первые полтора месяца боёв в Ишимском уезде было убито около 7000 и в Петропавловском - 15000 крестьян.
Приказом Сибревкома от 12 февраля 1921 года ответственность за сохранение железных дорог возлагалась на жителей прилегающих к линии населённых пунктов, из числа которых «берутся заложники, которые расстреливаются в случае появления крестьянских отрядов в данной местности». Расстреливаются также те, кто даёт приют «бандитам». Приказ Полномочной комиссии ВЦИК № 171 от 11 июня 1921 года вводил расстрелы заложников в «бандитских» сёлах до полного подчинения и выдачи «бандитов» и активного участия против «бандитизма». Лица, предоставляющие приют семьям «бандитов», этим приказом были приравнены к укрывателям «банд» со всеми вытекающими отсюда последствиями, то есть расстреливались.
Для удобства подавления район восстания был разбит на три участка: Северный (Ишимский), Южный (Петропавловский) и Западный (Камышловско-Шадринский). Подошедшие на помощь дополнительные войска, имевшие опыт борьбы с повстанцами на Алтае и в Поволжье, остановили продвижение повстанцев в южных районах Западной Сибири и в середине февраля 1921 года, используя бронепоезда и артиллерию, нанесли встречные удары вдоль линий железных дорог со стороны Урала и Омска. На северной линии хорошо укреплённым оказались село Голышманово. Три тысячи крестьян под руководством перешедших на их сторону инженеров 33-го батальона Полестро (полевое строительство) соорудили мощные оборонительные рубежи и сражались в течение двух недель.
24 февраля 1921 года части Красной армии, двигавшиеся навстречу друг другу по северной магистрали, соединились на станции Вагай. К 4 марта была очищена линия Омск - Челябинск и восстановлено движение поездов по южной ветке. В результате этих операций одна из крупнейших группировок - Ишимско-Петропавловская, насчитывавшая более 20 тысяч человек, оказалась в окружении вместе со штабом «Сибирского фронта». Среди попавших в ловушку деморализованных мужиков начались столкновения. В одном из них погиб «главком» повстанцев В.А. Родин.
Отбиваясь от наседавшего противника, повстанцы создали несколько укреплённых рубежей, одновременно пытаясь вырваться из кольца. Дважды, 8 и 17 марта, их значительные силы, прорвав линию фронта на западе в районе с. Армизонского, уходили в Ялуторовский и Курганский уезды. В третий раз они попытались прорваться 18 марта в южном направлении с целью соединиться с казачьей дивизией С. Токарева. Но план не удался, немногие ушли в казацкие станицы, большинство погибло или попало в плен.
В начале марта 1921 года красноармейцы наступали от Петропавловска на юг, вверх по реке Ишим. В бою у станицы Явленка повстанцы в количестве до трёх тысяч человек оказали упорное сопротивление, но остановить противника им не удалось, и 5 марта после двухчасового боя они оставили город Кокчетав. 9 марта произошёл решительный бой, повстанцы, видя бесперспективность сражения, изменили направление движения с южного на восточное, в сторону Павлодара. 17 марта потерпела поражение отступавшая из района Петропавловска «Сибирская кавалерийская дивизия» С. Токарева. Остатки казаков с присоединившимися к ним отрядами кокчетавских и акмолинских повстанцев общей численностью в две тысячи бойцов, бежали на восток, и в середине мая 1921 года они ушли в Китай.
На северном направлении
В то время, когда Красная армия вела наступление южнее Транссибирской магистрали, на севере Западной Сибири коммунистические отряды продолжали отступать. Мужики, используя численное превосходство и поддержку населения, шаг за шагом занимали территорию к северу от Тобольска. Попытки руководства Берёзовского и Сургутского уездов объединёнными силами остановить повстанцев успеха не имели. 8 марта они заняли село Самарово, 9 марта взяли Сургут, 21 марта - Берёзово, 1 апреля - Обдорск.
Южнее Тобольска крестьяне в марте 1921 года вели оборонительные бои в районе с. Ярково и на тюменско-тобольском тракте. Под влиянием неудач и агитации наступавший по тракту Казанский полк Красной армии оказался небоеспособным. Красноармейцы не горели желанием воевать с восставшими крестьянами. Первая и вторая роты перешли на их сторону с полным вооружением, а не решившиеся уйти четвёртая и пятая роты «занялись самострелами в руки».
До конца февраля сильных боёв в районе Аромашевской и Кротовской волостей Ишимского уезда не было. Советские войска действовали в основном по линии железной дороги и лишь с ликвидацией «голышмановской пробки» в конце февраля 1921 года начали наступление на этот район.
В начале марта развернулись упорные бои за село Аромашево. В течение недели оно несколько раз переходило из рук в руки. И только 10 марта 1921 года, после того как повстанцы отвели свои главные силы к д. Малиновка, красноармейцы заняли село. Через три дня была занята и Малиновка, после чего наступавшие части разделились на две группы: одна наступала по Ишимско-Тобольскому тракту, а другая продвигалась параллельно, западнее реки Вагай.
В начале апреля наступавшие с юга красноармейцы, не дожидаясь, когда вскроется Иртыш и повстанцы смогут воспользоваться речным флотом, перешли реку и, объединившись с Тобольско-тарскими коммунистическими отрядами, подошли к «партизанской» столице - Тобольску. 7 апреля красноармейские части начали штурм и на следующий день заняли город. Пять тысяч повстанцев попали в плен. Их руководители с остатками «Народной армии» отступили на север и продолжили борьбу.
Наступившая весенняя распутица замедлила действия Красной армии, но исключительную роль в дальнейших событиях сыграл небольшой десантный отряд под командой П.И. Лопарева. Сформированный в Тюмени, он совершил тысячекилометровый переход и 11 мая внезапным ударом захватил с. Самарово. В плен попали 200 повстанцев и их штаб. На следующий день сотни партизан пошли в наступление на село с целью разгромить красный десант, но в начале боя их постигла неудача - погиб командир Б. Сватош, и операция сорвалась. А через несколько дней, 16 мая, недалеко от Самарово в бою с красноармейцами погиб и командующий «Народной армией» В.М. Желтовский. В конце мая десант красных на бронепароходах занял Берёзово и Сургут, а 2 июня - Обдорск.
Село Аромашево превратилось в центр сопротивления на севере Ишимского уезда: здесь насчитывалось около 10 тысяч повстанцев. «В упорных ночных боях 28 апреля за Евсино и 1 мая за Аромашево советские войска нанесли мятежникам огромный урон. Последние потеряли около 700 человек убитыми, ранеными и утонувшими, примерно 5700 человек пленными, много оружия и большую часть обоза. 1 - 3 мая, преследуя бежавших повстанцев, красные взяли Овсово, Кротово, Большой Кусеряк и Покровку, где завершили разгром основных сил Северо-Ишимского фронта», - пишет доктор исторических наук, профессор В. И. Шишкин из Новосибирска.
Горькие итоги
С лета 1921 года повстанцы переходят к партизанской тактике борьбы. В начале августа 1921-го 1-й Освободительный полк «Народной армии», которым командовал Пётр Семёнович Шевченко, занял Кротово, Аромашево, Большое Сорокино и Пинигино. Был захвачен обоз красных и проведена мобилизация, на которую большинство населения охотно соглашалось. Но поздней ночью 25 августа сводный отряд красноармейцев выступил из деревни Кочковатово по направлению на остров Притынный. Повстанцы, уверенные в своей безопасности, выставили только близкое сторожевое охранение. Советская пехота, имевшая почти трехкратное превосходство в численности, внезапно атаковала партизан в лоб. Те вступили в перестрелку, совершенно забыв о флангах, и тогда неожиданно для мужиков с флангов на них обрушилась конница. Пётр Шевченко был зарублен (по другой версии он застрелился), вместе с ним зарублено ещё 111 повстанцев, взято четыре исправленных пулемёта.
Летом 1921 года в Ишимском уезде нынешней Тюменской области начался массовый голод, который продолжался и в 1922 г. По неполным официальным данным, среди ограбленных крестьян имелось 8159 случаев смертности от голода. На этой почве принял серьезные масштабы уголовно-грабительский бандитизм, и даже в конце 1922 года по Ишимскому уезду орудовали мелкие разбойничьи шайки, происходили грабежи и убийства представителей власти.
Последние очаги крестьянского бунта были окончательно ликвидированы только к концу 1922 года, но восстание стало одной из главных причин замены в марте 1921-го продразвёрстки продналогом и обусловило в дальнейшем переход от политики военного коммунизма к НЭПу.
Подготовил Сергей Казанцев
 
В воззвании Тобольского штаба повстанцев ко всем жителям Сибири 25 марта 1921 г. объявлялось: «Мы добиваемся настоящей советской власти, а не власти коммунистической, которая до сих пор была под видом власти советской…»

Облако тэгов