П В С Ч П С В
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 

 

Издается

с 1 января

1981 года,

Выходит

3 раза

в неделю

Правда севера

рейтинг

Главная

Опалённые Долиной смерти

В ограниченном контингенте советских войск, в 80-е годы прошлого столетия выполнявших свой интернациональный долг в Афганистане, были многие из тех, кто сегодня живёт и трудится на Ямале. Что выпало тогда на их долю? У каждого - своя история.

 
Воды бы свежей глоток
Александр Амарица после учебки в городе Термезе был направлен в ремонтный батальон в/ч 81432, расположенный в Килогайской долине, вблизи города Пули-Хумри, где служил с 12 мая 1987 года по 24 июня 1988-го, затем - в автомобильном батальоне в городе Шинданде. 
- Килогайская долина в переводе с афганского звучит как «Долина смерти», ведь ещё в XVIII веке здесь от эпидемий вымер английский гарнизон, - поясняет Александр. В годы моей службы положение ничуть не улучшилось: солдат и офицеров косили гепатит, брюшной тиф и амебиоз. Пули-Хумри славится пустынным засушливым климатом и полным отсутствием питьевой воды. Вода из скважин настолько хлорирована, что к ней даже приблизиться тяжело, с ног сшибает, не то что пить. Навсегда запомнилось зрелище, в котором и сам не раз участвовал: когда в гарнизон въезжает колонна автомобилей, вернувшихся с перевала Саланг, то за водовозкой, заполненной чистой холодной водой из горных рек, с криками восторга бегут солдаты, подставляя фляжки и потрескавшиеся от жары губы под струйки живительной влаги.
На всю жизнь запомнился и первый день в Афгане. Подъём, завтрак, развод на плацу части. Солдатик идёт вдоль выстроившейся колонны и несёт на газетке пальцы, оторванные взрывом накануне ночью у старослужащего, стоявшего на посту, а в это время командир батальона популярно объясняет, почему нельзя разбирать молотком снаряды от зенитной установки.
Ярко запечатлелся в памяти пожар в парке автомобильного батальона, расположенного напротив. Там загорелся автомобиль, гружённый танковыми снарядами, которые разлетались с пугающей непредсказуемостью, сметая всё на своём пути. Был восхищён мужеством военных пожарных, сумевших потушить пожар и остановить «машину смерти». Этот случай стал важным аргументом в выборе моей профессии, которой посвятил 15 лет своей жизни. Я профессиональный пожарный.
 
Я знал, о чём они мечтали
Владимир Семянив был призван Фастовским райвоенкоматом Киевской области в конце октября 1982 года. С 18 февраля 1983 года по 24 декабря 1984-го служил в Демократической Республике Афганистан. 
- Я призывался в пограничные войска, поэтому и в мыслях не было, что попаду в Афганистан, - рассказывает ветеран Афганистана. В городе Пяндж, где находился наш погранотряд, прошёл учебку, и через три с половиной месяца был направлен на точку Талукан у афганского города с одноимённым названием. Там дислоцировалась вторая мотоманевренная группа нашего погранотряда. Первое впечатление - как будто попал в партизанский отряд: форма у всех разная, нет муштры, как в отряде, нет столовой, за едой ходили с бачками-термосами на полевую кухню, жили в блиндажах. Позиция миномётной батареи были похоже на редуты времён Бородинской битвы.
23 февраля на торжественном построении мотоманевренной группы нам, вновь прибывшим, было вручено боевое оружие. Это напоминало кадры кинохроники 41-го года. Грязь до колен. Очень много крыс. Средневековая страна.
Всё наше оружие стояло при входе в блиндаж. Ночью электростанция не работала, а «летучие мыши», заправленные солярой, давали больше копоти, чем света. Поэтому ночью могли взять чужой автомат и принести его грязным. Многие прятали себе под кровать автоматы, подсумки и каски. Война - не романтика, а сплошная грязь, вши и смерть. Но люди приспосабливаются к любым условиям, и мы, как могли, налаживали свой быт, умудрялись разнообразить свой рацион змеями и лягушками, даже на боевых операциях отметить какой-то праздник. Подарками иногда были консервы. Начатую банку колбасного фарша преподнесли мне разведчики, когда узнали, что у меня день рождения. Однажды летом 1984 года встретил земляка у кишлака Рустак, вместе призывались. Он был так рад встрече, подарил свой магазин на 45 патронов - почти самое дорогое.
Самые горькие воспоминания - это гибель друзей, сослуживцев. Я знал, о чём они мечтали, что и кого любили, кем хотели стать…
 
Вы же люди…
Подполковник запаса Валерий Белоусов был призван Приморским РВК города Одессы в 1980 году. В ДРА служил с декабря 1981 по ноябрь 1983 года. 
- Я проходил службу в звании старшего лейтенанта на должности начальника продовольственного и вещевого снабжения отдельного автомобильного батальона в/ч 25909, дислоцировавшейся возле города Шинданда.
Как-то загрузили в Кабуле положенное количество бронежилетов, одеяла, постельные принадлежности, посуду и прочее имущество в два КамАЗа с прицепами и повезли в Пули-Хумри. Получив там с командиром батальона роту личного состава с автомобилями ЗИЛ-130, начали движение по маршруту Термез - Кушка - Шинданд. Бензина колонне хватило до Бухары. Я и сопровождавший меня лейтенант - зампотех, крепко задумались, как двигаться дальше. Хорошо, в Бухаре нашёлся добрый человек, который за свой счёт заправил 60 автомобилей. Бензина нам хватило, чтобы пересечь пустыню и прибыть в Чарджоу. Там попытался дозвониться начальнику службы ГСМ. Узнав его фамилию от оперативного дежурного, представился тому родственником полковника, поскольку оказалось, что мы однофамильцы. Выслушав мои проблемы, полковник Белоусов спросил меня, кто я по национальности. Ответил, что русский, а он сказал, что узбек, и поблагодарил меня за находчивость. Все проблемы были решены.
Прибыв в родной батальон, начал выдавать полученное имущество и очень огорчился, когда увидел, что около половины тюков с одеялами простреляны. Наши КамАЗы обстреливали перед перевалом Саланг. К счастью, от пуль душманов пострадало только имущество.
Однажды утром ко мне прибежал начальник солдатской столовой и доложил, что начальник штаба приказал уничтожить миску, кружку и ложку. Я понёсся разбираться, в чём дело. Оказывается, через минное поле прямо на часового в сильный туман вышла афганка в кандалах. Её, естественно, покормили. Опасаясь, что перебежчица заразит чем-нибудь личный состав, начальник штаба отдал такое распоряжение. Через переводчика узнали, что сын её - душман, приковал мать к какой-то палке и собирался продать её другим душманам. Она перегрызла палку и сбежала. На вопрос, почему пришла к нам, ответила: «Вы же люди».
 
Через Баграмскую «зелёнку»
Уроженец села Кицканы Молдавской ССР Валерий Доника призван Бендерским горвоенкоматом в мае 1982 года. Служил в ДРА с 25 октября 1982 года по 19 июля 1984-го. 
- Служил я механиком-водителем зенитной самоходной установки, предназначенной для отражения воздушных атак, - вспоминает Валерий. - Наша батарея охраняла подступы к аэродрому Кабула, мой взвод участвовал в сопровождении и огневой поддержке во время боевых операций. Так как самолётов и «вертушек» у «духов» не было, работали наши «шилки» по наземному противнику. «Духи» прозвали их шайтан-арба - чёртова телега. И не зря.
Был случай. Получали мы машину в Кабуле, без проблем добрались до Баграма. Осталось каких-то 60 километров, а у нас солярка закончилась, и талонов для заправки нет. Наш командир, лейтенант Алипа, пошёл решать вопрос, а рядом стоит колонна КамАЗов с грузом. Подходит к нам капитан: «Мужики, вы не в Кабул, случаем, путь держите?» Я говорю, что в Кабул, только вот баки у нас пустые. А капитан: «Какая проблема, наша солярка - ваше сопровождение. А то нас не выпускают». Я ему объясняю, что машина у нас после капремонта, стволы законсервированы, так что мы консервная банка на гусеницах с тремя автоматами. Он настаивает, что, мол, второй год мотается по этой дороге и знает, что, если колонну сопровождают «шилки», «духи» колонну не трогают. Мы двинулись в путь и прошли. А дорога пролегала через Баграмскую «зелёнку», кто был в тех краях, знает эти места. И таких эпизодов много. Вспоминать плохое не хочется, забыть всё, что было, не получается…
Большая операция в районе Джелалабада. Мы уже полдня в обратном направлении двигались, и тут команда остановиться. Что случилось? По разговорам в радиоэфире узнали, что один из офицеров оставил ребят в горах. Я к пехотинцам, там мой земляк Толя Бачу служил. Нет Толика. К вечеру узнали, что нашли их, много ребят погибло. А о том, что Толян жив остался, я узнал через пять месяцев на гражданке, когда на следующий день после дембеля к нему домой поехал. Радости не было предела…
Последняя серьёзная операция - Пандшер. Слухи о ней ходили давно, были разговоры, что «весенников» уволят, и потом всё начнётся. 13 апреля мы выехали на сопровождение комиссии. Нам сказали, что на неделю до перевала Саланг и обратно. А на первое мая мы уже в Союзе, а может быть, и дома. Но вышло всё не так. На обратном пути в окрестностях Чарикара яблоку упасть негде - людей, техники... Нам сказали: началась армейская операция, дембель откладывается. Нашу машину закрепили за бронегруппой, сопровождавшей сапёров. Ребята прощупывали дорогу, мы их прикрывали, а пехота утюжила горы с обеих сторон. И так день за днём.
В той операции погиб мой земляк Игорь Гурковский. За время операции мы не виделись около двух недель, а когда встретились с экипажем второй «шилки», его уже не было в живых. Был человек - и нет человека...
 
Живой
Уроженец села Ямаши Валерий Кирдяшов был призван 24 апреля 1979 года Лениногорским горвоенкоматом Татарской АССР. Об афганских событиях вспоминает скупо:
- В Афганистан нас отправили в начале января 1980 года - вначале поездом до Термеза, оттуда самолётом до Баграма и колонной на автомобилях до Кабула. Там был сформирован наш 181-й мотострелковыцй полк 108-й дивизии 40-й армии. Проходил службу по 19 июня 1981 года, как в Союзе, водителем тягача в артиллерийском дивизионе. Возил боевой расчёт орудия, гаубицу М-30 и комплект боеприпасов - 55 ящиков снарядов на ЗИЛ-130. Выезжали на боевые операции в Джелалабад, Пандшерское ущелье, Суруби, Кандагар и другие места.
Имею восемь медалей, но самая главная награда - это жизнь. Многим моим товарищам она не досталась, а мне посчастливилось вернуться домой. Афганских фотографий у меня осталось мало, забрали на границе, запрещено было их вывозить. В основном есть фото в расположении части, в парке, где хранилась техника. Были ещё дембельские блокноты, в них мы записывали адреса, стихи и так далее. Я выбрал для Книги памяти стихи тех дней, слова народные, в которых есть такие строки:
Горы, зловещие горы, облака на хребтах.
Погибали солдаты в этих чёрных горах.
Погибали солдаты, как герои тех дней,
Умирали без страха, защищая друзей.
Вечная им память!
Объединить все воспоминания воедино в книге «Опалённые афганской войной» решил Ямало-Ненецкий окружной союз ветеранов Афганистана. Сбор анкет, фотографий и воспоминаний для Книги памяти продолжается...

Облако тэгов