П В С Ч П С В
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

 

Издается

с 1 января

1981 года,

Выходит

3 раза

в неделю

Правда севера

рейтинг

Главная

ПЕРВОЕ УТРО ПОСЛЕ ЗИМЫ

…Сегодня ночью в наш город пришла весна. Правда, не настоящая, а пока только календарная.
Вообще-то никакой весны нет ещё и в помине. По-прежнему носим всё зимнее и по часу прогреваем машины перед тем, как поехать на работу.
Просто отпустили морозы, выглянуло солнышко, длиннее стал день. И тут же поменялось самочувствие, настроение, разговоры. В них всё чаще звучит определяющее слово «отпуск». Нет, не так - ОТПУСК.
Для северянина отпуск - это не просто каникулы, временной разрыв между вторым и третьим кварталом отчётного периода. Отпуск - это маленькая жизнь. Награда за долгую зиму. Даже тем, кто среди зимы сгонял куда-нибудь в дальние дали, летний отпуск всё равно дорог, как первая любовь.
Поэтому многие срываются на отдых, словно в эмиграцию. Не убрав со стола, не заправив кровати как следует. Бросив во дворе как попало свою старенькую машину, благо есть новая. Швырнув мимо помойного бака пухлый пакет с мусором.
Знакомый шофёр рассказывал мне, как он едет в отпуск. Ставит возле себя сумку с бутербродами и термос. И давит на газ очертя головушку. Ехать ему аж до Биробиджана и направо. Вот он и пилит, не останавливаясь на сон и перекусон, запихивая в себя на ходу бутерброды, захлёбываясь и обжигаясь горячим кофе.
Другой приятель делает по-иному. Он давно всё рассчитал. На дорогу на «землю» ему требуется тридцать четыре часа. В день отъезда он встаёт ни свет ни заря, поднимает семью (вещи с вечера загружены в багажник), наедается, как верблюд, заводит мотор и гонит полтора суток до своей области, останавливаясь разве что на заправку да на оправку. Приезжает на место, падает батоном и сутки отсыпается. Семья терпит. Привыкла…
Пассажирам поездов дальнего следования тоже достаётся. Сколько раз бывало - метеорологи пообещают хорошую погоду. Даже гарантируют. На календаре начало июня. Почтенное семейство в шлёпках и шортах, оснастившись соломенными шляпами, прибывает на перрон. И тут им с неба раз - лавина снега на голову да холодный ветер в бок. Все, сгибаясь, морщась и придерживая шляпы, ретируются по вагонам.
С авиапассажирами тоже бывают приключения. То, не ровен час, отменят рейс, то вместо одного самолёта прибудет другой, менее вместительный, и «лишним» пассажирам остаётся лишь горько ругаться, мыкаясь в зале ожидания со своими чемоданами, саквояжами, картинами, корзинами, картонками… Все эти мытарства забываются на третий день отпуска. Всё смывается, когда оказываешься в другом измерении. Будь то родные места или экзотическое, визовое зарубежье.
У себя на родине время сначала останавливается, а потом отправляется вспять. В родительском чулане, на том же самом месте, что и двадцать пять лет назад, обнаруживается твоя старая хоккейная клюшка. В скрипучем ящике гаража отыщется старая тетрадка по литературе за девятый класс. На титульных страницах ещё не померкли рукотворные, ученической ручкой исполненные росписи. «Группа Наутилус Помпилиус», «ДДТ». И ещё эта модная когда-то аббревиатура - HMR. Heavy metal rock, значит. Тяжёлый металлический рок. От одного названия рехнуться можно. А ведь было в нашей юности такое музыкальное течение.
На вешалке в предбаннике вернутся из прошлого - кто бы мог подумать - джинсы фирмы «Монтана». Ясное дело, безнадёжно малые. Писк моды восьмидесятых годов. Жуткий дефицит. Фирма! Слышали ли такие слова нынешние подростки, дети компьютерных лабиринтов и мобильных контентов?
В степенном пузане узнаешь одноклассника, бывшего задиру и лоботряса. С ним когда-то сбегали с алгебры и хулиганили на химии. Смешивали как попало реактивы и поджигали. Вон и тетрадка по химии в оранжевых пятнах и дырах.
А вечером в родительском альбоме с фотографиями в курчавом, худющем и глазастом мальчишке узнаешь себя. Там же, между старомодных толстых страниц рядом с похвальными грамотами встретится пожелтелая вырезка из районной газеты. Первая заметка про соседа дядю Сашу. Ветерана Великой Отечественной войны, гвардии сержанта пехоты.
Вскинешься, как ошпаренный: а дядя Саша-то жив ещё? Ему ведь за девяносто… уже. Окажется, дядя Саша жив. Держится! Даже тихонько выходит на лавочку у ворот. Только вот «скорая» к ним приезжает всё чаще. Вчера опять вызывали…
Потом благословенное отпускное время перевернёт страничку. Аэропорт, перелёт, трансфертный автобус. Смуглый портье в отеле, старательно выговаривающий русские слова. Номер со свежими простынями и видом на море. Панама на голову, пластиковый отельный браслетик на запястье. Солнце, солёный ветер, фрукты. Вежливые соседи из дальнего зарубежья. Обеды под кисло-сладким соусом, мазь от загара, безделушки на память за тройную цену.
Дневные эстафеты для детей, вечерние фокусники для взрослых. Фото в бассейне, на пляже, возле исторических развалин. Только через неделю, ну, дней через десять хочется борща, а не фасолевого супа. Хочется, чтобы шелестела листьями берёзка, а не хлопала зелёными ушами косматая пальма. И билет на Север - на видное место, чтобы был рядом.
Обратная дорога как будто сама покатится под колёса. Проехали Сургут, и все окрестности уже как будто знакомые, узнаются. Миновали Пурпе - вроде как пора и сумки собирать. А как только показалась станция Коротчаево, значит, всё. Слава богу. Вернулись…
Александр Белов
 

Облако тэгов

По городам и весям