П В С Ч П С В
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 
 
 

 

Издается

с 1 января

1981 года,

Выходит

3 раза

в неделю

Правда севера

рейтинг

Главная

«В кризисе надо видеть возможности»

Дмитрий Кобылкин ответил на вопросы журналистов региональных СМИ после масштабного реформирования собственной команды. Сохранятся ли социальные выплаты населению, что будет строиться, как жить в кредит - эти и многие другие темы удалось обсудить в результате полуторачасовой беседы. Приводим ответы главы региона на некоторые, часто задаваемые и жителями округа, вопросы.

"Искусство управления - не останавливаться, когда тяжело"
- Дмитрий Николаевич, 2016 год начался с кадровых перемен. Сменились главы в ряде муниципалитетов, меняются директора департаментов. Могут ли уже действующие руководители считать, что ротация завершена?
- Это нормальный процесс, он не может иметь остановки. Мы все живые люди, у всех разные причины ухода. Многие по возрасту уходят, потому что время приходит, кто-то по состоянию здоровья, у кого-то иные личные обстоятельства, по-разному у всех. Я с большой благодарностью отношусь к людям, которые уходят и понимают, что они всё возможное сделали для нашей работы. Поэтому не стоит сильно на этот счёт переживать, выискивать тенденции. Плановое обновление переживает любая, в том числе и коммерческая структура. Это нормальный жизненный процесс. Задачи меняются, планки ставятся выше - идёт смена, это нормально и правильно. 
- Недавно Ямал получил первое место в рейтинге антикризисной устойчивости. Одна из федеральных телекомпаний, на наш взгляд, не совсем корректно сравнила жизнь на Ямале с жизнью в Ярославской области, которая, кстати, последняя в этом рейтинге. На ваш взгляд, чем отличается жизнь на Ямале от всей России, и в чём наше преимущество, почему мы первые?
- Я не знаком с их системой оценки, но могу сказать, что регион, который из 110-миллиардного бюджета в один год теряет 40 млрд прибыли, при этом остаётся на ногах и оказывается первым в рейтинге - это результат.
И такой результат сам собой не достигается. Этим занимается большое количество людей. Вы знаете, мы реализуем очень крупные инфраструктурные проекты, и они все направлены на диверсификацию экономики. Ещё в 2010 году мы задекларировали, что будем строить новый Ямал. Это подразумевает то, что мы хотим перейти на переработку, на постоянные рабочие места, на возможную конкурентную среду в мире, и не только в части поставок нефти и газа. Я неоднократно говорил: чем раньше наша страна слезет с нефтегазовой иглы, тем увереннее мы будем себя чувствовать как во внешней, так и во внутренней политике. 
Что касается дня сегодняшнего, для Ямала никаких критических, непреодолимых проблем нет. Они существуют, безусловно, но имущественные налоги компаний пока покрывают выпадающие налоги по прибыли. Кроме того, уже в следующем году мы начинаем вводить очень крупные проекты. Поэтому у меня нет сомнений, что мы удержимся на ногах. Мы имеем очень сильную команду в экономике, и финансисты у нас с очень большим опытом, пережившие ещё и девяностые годы, и дефолты, и разные кризисы финансовые.
Мы находим варианты, мы гибкие - где-то берём кредиты, где-то участвуем в выпуске облигационного займа. ГЧП (государственно-частное партнёрство) сильно выручает нас.
Мы переориентируем наших глав муниципалитетов, на территории которых ведётся строительство различных объектов. Ямал - по-прежнему одна большая стройка. Сегодня более 330 объектов строим. Так вот главы должны понимать, что искусство управления заключается в том, чтобы возведение этих объектов не останавливалось. Нужно искать варианты: где-то снизить процентную ставку, где-то увеличить сроки возврата и так далее. Одним словом, есть механизмы, позволяющие не падать духом и не менять то, что мы запланировали. Тогда у нас всё будет хорошо. Главное - нужно включать мозги.
- При всем этом некоторые аналитики пророчат десятилетия низких цен на энергоресурсы. Как долго в этом случае Ямал сможет оставаться благополучным регионом? Давать льготы, переселять пенсионеров и так далее?
- Ну давайте начнём с того, что у нас долгое время держались необычно высокие цены на углеводородное сырьё. Просто был сделан огромный скачок в течение практически одного года, и на 100-110 долларах за баррель цена зафиксировалась. Ну и кто-то решил, что так будет всегда… А тем временем мир, понимая, что энергоносители, произведённые из углеводородного сырья, стоят дорого, начал программы, связанные с альтернативной энергетикой. И они уже не остановятся, это очевидно. Нефть, возможно, больше не будет стоить столько, сколько стоила раньше.
Но это не смертельно. Надо смотреть не на стоимость продажи, а на себестоимость производства. Мне известна позиция Алексея Миллера, Вагита Алекперова. Они говорят, что, в принципе, ситуация не критическая, даже если цена за баррель ещё снизится. Но здесь не стоит забывать: чем уникален российский нефтегазовый комплекс? Он на себе несёт очень большую социальную ответственность. Во многих местах строится инфраструктура, которая ну не должна ложиться в затраты, понимаете? У нас не просто нефтегазовые компании - это нефтегазовые компании государственного масштаба. Они реально выполняют во многом государственную функцию. И именно в этом аспекте возможны какие-то сокращения издержек. И это, конечно, нас тревожит.
- Не с этим ли связаны сокращения объёмов инвестиций в программу «Сотрудничество» с Тюменской областью? Приостановлено строительство ямальских микрорайонов?
- Я сразу хочу сказать, что в этом нет вины губернатора Тюменской области Владимира Якушева. Спасибо ему огромное, он сделал всё для того, чтобы мы построили два микрорайона. Огромная в этом заслуга и Алексея Миллера, который профинансировал эту программу. Но, как я уже сказал, сегодня нет прежних объёмов прибыли, и Газпром попросил паузу в год. Может быть, это будет и два года, трудно сказать. Но это не значит, что мы обязательства по переселению наших граждан остановим.
Я когда пришёл на пост губернатора, Ямал переселял в год 200-220 человек. Программа была очень простая: мы не строили жильё, мы давали деньги, и люди переезжали. Сегодня нам по силам к этой цифре пока вернуться, чтобы ручеёк не иссяк. В эти 200 человек должны, безусловно, первоочередными попасть те, кто особо нуждается в переселении, и наши заслуженные ветераны Севера.
Мы уже успели переселить более пяти тысяч человек, которые нуждались в этом. Среди них и инвалиды первой, второй, третьей степени. Дальше, в случае если у нас появятся дополнительные финансовые возможности, мы сами сможем эти программы продолжать. К примеру, будет запущен завод «Ямал СПГ», который сможет значительно пополнить налогооблагаемую базу региона. Ещё раз отмечу, здесь вины кого-либо из губернаторов нет. Программа «Сотрудничество» формировалась из прибыли. А по прибыли, как я уже говорил, мы здорово просели - на 40 с лишним миллиардов рублей.
- В продолжении о перспективах сжиженного газа интересно спросить.
- Вообще для России рынок СПГ - это необычный рынок. Но в будущем при запуске «Ямал СПГ», сахалинских и питерских проектов мы займём около 20 процентов на мировом рынке. Но это не весь сегмент, который мы могли бы занять. И мы, наверное, как никто другой, более конкурентны в этой среде и более комфортны для таких стран, как Китай и Япония, которые делают прогноз жизни своих стран на 100-200 лет вперёд.
А то, что страны будут переходить от трубного газа на сжиженный природный газ, у меня нет никаких сомнений. Потому что это независимость. Потому что труба, и вы видите это сами, всегда является некой точкой торга. И многие страны поэтому не хотят с этим заморачиваться.
Мы уверены в том, что в отличие от того же австралийского, катарского, новозеландского газа наш всегда будет в плюсе. По трём причинам. Во-первых, наш находится в естественном холодильнике, во-вторых, его производство мы организуем прямо на месторождениях. И, в-третьих, прямо с завода у нас есть выход на мировой океан.
- За последние годы в округе возведено более 1,5 млн квадратных метров жилья. Повлияет ли временное сокращение окружного бюджета на темпы строительства в целом: по социальным объектам, по жилью?
- Однозначно останутся детские сады и школы, также часть других социальных объектов - тех, которые находятся в высокой степени готовности. Новые объекты мы пока закладывать не будем. Но те, которые начали, будем заканчивать. Непростая ситуация сейчас, да. Ставки в банках высоковаты. Думаю, что нужно выйти с инициативой, чтобы процентную ставку банка уменьшать в период кризиса.
Это очень важно, и не только для муниципальных образований и субъектов РФ, а для самих людей. Это наши рублёвые кредиты, и они не должны иметь такую огромную ставку. В конце концов, государству надо взять на себя обязательства по компенсации процентов в какой-то степени. Или тогда нас сориентировать, регионы, чтобы мы могли компенсировать её. Чтобы людям было комфортно брать деньги в банке.
Ну хорошо, сейчас "задрали" до 22% процентную ставку для человека, и к чему это приведёт? Высокая ставка приведёт к тому, что человек не сможет платить, он не сможет обслуживать кредит. Хорошо, вы сделаете из него банкрота, придёте к нему, заберёте машину, дом, ещё чего-то, и в итоге что? Мы разрушаем семью? 
Я думаю, что это какой-то сбой. Нас просто тут немного кризисом накрыло, и мы никак от контузии отойти не можем. А надо просто немного понять, что для людей сейчас очень важно брать хорошие кредиты с маленькой процентной ставкой, и люди будут брать и доверять государству. Мне кажется, это единственный сегодня выход.
Главное - не лежать на печке, а работать
- То есть, вы не видите ничего страшного в жизни за счёт кредитов?
- Я не вижу ничего страшного в том, чтобы жить за счёт кредитов, если эти кредиты ты можешь обслуживать, брать и возвращать, зная личный прогноз и прогноз дальнейшей положительной динамики развития региона. Я не хочу называть страны, многие считаются лидерами в мире вообще, которые закредитованы на 100 процентов. И они живут, и с такими амбициозными претензиями на хозяев мира. Наоборот, какие-то кредиты подхлёстывают в определённой степени и провоцируют на то, чтобы не лежать на печке, а работать.
Ямал вообще мог никакие кредиты не брать в течение этих пяти лет. Вот всё, что мы сделали сегодня в стройке и переселении, могло и не быть. Но сегодня, уже сегодня - есть. У нас всегда есть запас прочности. Если мы имеем возможность на 100 процентов закредитоваться, то сейчас регион закредитован на 30 процентов. Переживать не нужно. Но если будет совсем уже плохо и мы не сможем зарплаты людям выплачивать или ещё что-то, то мы и дальше будем кредитоваться. У нас есть разгон. 
- Понятно, что год сложный. У региона много социальных обязательств. Будут ли какие-то изменения в этом направлении?
- Была создана рабочая группа под руководством Ирины Борисовны Соколовой. Итоги рабочей группы я заслушивал недавно. В целом регион выплачивает около 6 млрд руб. субсидий и компенсаций разным категориям граждан. Но там те категории, которые нуждаются в помощи и поддержке, особенно сейчас, когда не происходит роста зарплаты, как хотелось бы, и рубль не так крепок, и продукты питания не дёшевы. Этот миллиард, который можно было бы сократить, не спасёт нас нигде и ничем, а для людей оставить эти деньги гораздо лучше. И в этом плане, конечно, удивительно: обычно экономисты - всё порезать и убрать, но здесь мы в правительстве были единогласны в том, чтобы имеющиеся льготы сохранить. 
- Недавно министерство транспорта не исключило банкротства и ухода с рынка ряда региональных авиакомпаний. Какова судьба авиакомпании «Ямал»? В Салехард уже летает авиакомпания S7. Планируется ли расширять этот список?
- Мы на самом деле оживили рынок авиаперевозок. Это та задача, которую я себе ставил после задачи сохранения авиакомпании «Ямал». Там огромное количество людей работает, вы знаете. Когда мы начинаем ругать АК «Ямал», мы должны понимать, что ругаем не генерального директора Василия Крюка, который долгие годы руководит, кстати, довольно успешно, этой компанией. Мы говорим об огромном количестве людей, которые работают на территории Ямала, Тюменской области и других регионов, где мы летаем. Мы же летаем и с Уфы, и с Екатеринбурга, и с Перми, с разных аэропортов осуществляем перевозки. 
Авиакомпания сохранена, и у меня нет сомнений, что мы плавно перейдём от Boeing и Airbus на Sukhoi Superjet, произведённые в России. Это значительно дешевле с учётом огромной курсовой разницы валют. Мы получаем три самолёта Superjet, всего заявлено 25 самолётов. Но их поступление зависит не от нас, а от возможностей завода. Сегодня Минтранс запустил очень хорошую программу. По поручению президента Минтранс начала субсидировать региональные перевозки, что важно. Потому что за счёт этого мы сможем запустить свои магистральные самолёты. Это сложная программа, но мы её начали, и обратного пути не будет. Она выполнима.
Недавно на правительстве мы рассматривали вопрос о снижении имущественных ставок для аэропорта Салехарда, который считается самым дорогим аэропортом России. Сюда никто не захочет летать, если мы не снизим эти ставки. Мы посмотрели в целом по нашим аэропортам, где имущественный комплекс принадлежит региону, и снизили ставки, чтобы наши аэропорты стали конкурентоспособными. Это наша задача как власти. Так что, я думаю, есть условия для появления на Ямале новых авиаперевозчиков. А кризис всех заставил искать новые варианты и решения.
- Осенью у нас выборы, очередной выборный цикл. В этот раз мы выбираем представителей от ЯНАО в Госдуме. Что вы ждёте от этого созыва депутатов?
- От депутатов Госдумы, конечно, я жду более практической деятельности, направленной на то, что нужно Ямалу. Мы многого добились, но есть много законов, которые не учитывают специфику отдельных регионов. В этой специфике нашим депутатам придётся детально разбираться и принимать решения. По Тюменской областной думе у меня пожелание простое - чтобы наши депутаты не забывали Ямал, несмотря на то что в Тюменской области более комфортно и тепло. Нам многого не нужно. Всегда говорил, что наша забота - это старики и дети в семьях, которые переезжают в Тюмень, и наши студенты, которые там учатся. Но этой заботой их окружает губернатор Владимир Якушев. Кстати, недавно Якушев вышел с инициативой о том, что Тюменская область может поддержать Ямал в части компенсации высокой процентной ставки в проекте строительства дороги «Надым - Салехард». Если получится сократить проценты хотя бы на 1 млрд руб., это будет здорово. Владимир Якушев понимает, что от скорого окончания строительства этой дороги выиграет и Тюменская область.
- Что для вас как для губернатора СМИ, в том числе и ямальские? Это источник информации, инструмент для работы? Вам приходилось на основании публикаций в СМИ принимать решения?
- Приходилось. И я очень рад, что СМИ сегодня имеют такую возможность. Я вам открою небольшой секрет: мы очень часто с заместителями и директорами департаментов обсуждаем темы, которые некомфортны. И они спрашивают: ну почему у нас в тех или иных СМИ прямо такую позицию показывают, что мы вообще не работаем? А я говорю, что это я об этом просил журналистов, и не хочу, чтобы это менялось. Я хочу, чтобы было всё максимально открыто, потому что это стимулирует чиновников к действию. К сожалению, глаз замыливается, и очень многие продолжают чёрствыми быть, а нельзя быть такими. И ещё хочу сказать, что мне с журналистами вообще в жизни повезло. Потому что я о них узнал на Ямале. И это были чистые и открытые СМИ. Которые могут и пожурить иногда, и дискомфорт создать, но они никогда не занимаются какой-то грязью. И нет заказов. И такого не должно быть, это недопустимо. Переходить грань нельзя ни в одной из профессий. 
- Расскажите о проекте «Открытый регион», который был запущен после вашего послания. Уже проходят встречи с чиновниками, люди отправляют свои вопросы представителям власти разного уровня. Какие перспективы у этого проекта на ваш взгляд?
- Пока это эксперимент. Но мне кажется, что он будет иметь успех. Ведь это ещё один способ коммуникаций между властью и населением. Мы должны делать более комфортную среду для людей. Не нужно замыкаться на себе. Приведу в пример Ставропольский край, где до прихода нового главы (Владимир Владимиров, - Прим. редакции) губернатор был царь и бог. Он создал вокруг себя пирамиду, которая не работала и не подпускала никого к себе. Люди в конечном итоге перестали задавать вопросы, потому что поняли, что они власти не нужны. Это пример отсутствия сообщения между властью и обществом. На Ямале, я считаю, связи между населением и властью были всегда выстроены ещё со времён Юрия Неёлова. Я эту практику перенял и хочу дальше её развивать.
Недавно я читал одно из писем мамы из Нового Уренгоя президенту. У неё дочь уехала в другой город и получила там травму позвоночника... Я ещё буду в этой истории разбираться... И вот долгое время врачи не принимают решения. Я не могу в это поверить, этого не должно быть. Есть глава города, есть профильный департамент в округе… Если это действительно так, то это очень печально. Но, надеюсь, это исключение из правил, и я обязательно разберусь в этой ситуации. Если люди будут чувствовать, что их слышат, о них заботятся, тогда у нас будет сильное государство. 

Облако тэгов