П В С Ч П С В
 
 
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31
 
 
 
 
 
 

 

Издается

с 1 января

1981 года,

Выходит

3 раза

в неделю

Правда севера

рейтинг

Главная

Веря в силу печатного слова

Первого января 1981 года в трёх вагончиках возле клуба «Факел» кипела работа: здесь готовился к выходу первый номер «Правды Севера». Заголовки набирали вручную, тексты статей отливали на линотипах, верстальщики вязали гранки, с печатного станка сходили готовые полосы, которые сразу же вычитывали сотрудники редакции…

Фотографии для дембельских альбомов
К сожалению, время безжалостно, и имена многих из тех, кто был причастен к рождению того исторического номера «Правды Севера», канули в Лету. О Капитоне Шабалине мы узнали из письма нашей постоянной читательницы Галины Громовой. Она писала, что в 1981-1982 годах он работал механиком, фотокорреспондентом, радиографистом в той самой типографии, где был отпечатан первый номер городской газеты. Капитон Николаевич по сей день живёт в Новом Уренгое, в доме № 19 на Ленинградском проспекте. Даже став инвалидом, он не проводит время зря: пишет книги на родном марийском языке. В конце своего повествования Галина Николаевна просила навестить его и со страниц «Правды Севера» рассказать о человеке, который не раз получал благодарности и почётные грамоты за добросовестный труд.
Увидев в моих руках диктофон, Капитон Николаевич улыбнулся и тут же достал свой, не новый, но в рабочем состоянии. Оба записывали его рассказ о трудном детстве, выпавшем на годы Великой Отечественной войны.
- Нас у матери было четверо братьев-оболтусов и дочь, одежды, еды на всех не хватало, и в начальной школе я учился два-три дня в неделю, - вспоминал мой собеседник. - В остальные зарабатывал «палочки»-трудодни. Зимой в одних лаптях да куцей одёжке за три километра в соседнее село не походишь, я часто пропускал уроки и в четвёртом классе сидел два года. Где тут знаниям быть?
И всё-таки выбился он в люди благодаря трудолюбию и настырности. Седьмой класс Капитон закончил хорошо и даже поступил в педучилище. Но вскоре понял, что не его это - быть учителем, и со второго курса ушёл в армию. Три года служил в Средней Азии, освоил азбуку Морзе, стал радистом первого класса. Как-то с ним случился курьёз: взял он с собой на службу свой второй фотоаппарат «Смена» (первый в деревне у него был «Фотокор»), на секретном объекте снимать запрещалось, а он сфотографировал радиостанцию. Старшина об этом кое-кому шепнул, и вызвали радиста в отдел КГБ, забрали его «Смену». Спасло от более серьёзного наказания то, что в части он был отличником боевой и политической подготовки. Три года службы - срок немалый, брат ему потом ещё ФЭД прислал, было кому ребят фотографировать для дембельских альбомов. Когда Капитон Шабалин демобилизовался в 1958-м, командир полка на прощание его обнял, вручил почётную грамоту и подарил гармошку: все три года парень скрашивал армейские будни весёлыми наигрышами.
К его возвращению в родной деревне Верхняя Орья там уже знали о его армейских успехах из благодарственного письма командования и с одобрения земляков поставили бригадиром комплексной бригады. Старший брат к тому времени работал механиком, жена второго брата была в колхозе зоотехником, и некоторые им даже завидовали: не лаптём Шабалины щи хлебают.
 
Строгий выговор и командировка на Север
Паспорта в то время колхозникам на руки не выдавали, но в 1961 году уговорил-таки парень председателя колхоза отпустить его радистом в лесхоз. Директор им с братом леса выделил на дом-пятистенок, только его отстроили, приглашают Капитона радистом в Йошкар-Олу, оттуда направляют начальником аэропорта Моркий. Потом ещё два аэропорта были в его подчинении, так пролетели десять лет, когда в его судьбе случился неожиданный поворот.
- Булыгин Степан Прокопьевич, начальник управления печати при Совете министров Марий Эл, забрал меня в Советскую районную типографию заведующим, - рассказывает Капитон Николаевич. - В моём подчинении - Новый Торьял, Кунер и Моркий. Каждые три-четыре года там директора менялись: имели слабость к алкоголю. В райцентре фундамент новой типографии заложили, но всё бурьяном заросло. Меня Булыгин в Москву отправляет учиться в полиграфический техникум. Я пошёл на приём к министру печати: так и так, вот письмо от Булыгина. Он конверт вскрыл, час мы с ним беседовали на тему полиграфии. Когда через месяц из Москвы вернулся, типография строилась полным ходом.
Он освоил специальность механика-наладчика, мотался по соседним районам, ремонтировал полиграфические машины. Из-за частых отлучек молодая супруга его ревновала, дошло до того, что первый секретарь райкома предупредил: «Смотри, жена тебя под монастырь подведёт». И ведь подвела: вместе с дипломом об окончании Казанского техникума электросвязи сожгла его партийный билет. Когда об этом узнали, первый секретарь райкома вызвал на ковёр: «Тебя из партии исключать надо, но я строгий выговор объявляю». И направил в Тюмень.
- Тогда Управлением печати Тюменской области руководил Кокшаров, хороший старичок, - продолжил свои воспоминания Капитон Николаевич. - Рассказал я ему всё про строгий выговор. Он меня понял и направил в Ханты-Мансийск к главному редактору, тот - в Октябрьский район к Сергею Николаевичу Нартымову. На «Метеоре» добирался туда по Оби, он меня встретил, оформил фотокорреспондентом и механиком-наладчиком, позже назначил заведующим типографией. У нас со второй женой родился первенец, обещали дать двухкомнатную квартиру в строящемся доме. Но как-то новостройка сгорела дотла, и не дождались мы квартиры. Я обиделся, к первому секретарю райкома Октябрьского района пошёл на приём. Тот говорит: подождите, будет. Я хлопнул дверью и ушёл, позвонил Кокшарову, он уже был в курсе. От него и узнал, что открывают типографию в Новом Уренгое. Я ведь ещё три месяца в Туле работал на «Росполиграфмашзаводе», практику там прошёл, знал как пять свои пальцев полиграфмашины «Н-7», «Н-14», «Россия-150», поэтому с радостью согласился на эту командировку.
По словам Капитона Николаевича, типография тогда располагалась в трёх вагончиках там, где сейчас стоит торговый центр «Вертолёт». Он прилетел туда первым, за ним - Гриша Ярош и Петро Карасевич. Они работали день и ночь, чтобы успеть запустить всё к сроку. В июне 1980-го вышел первый номер газеты «Газ Уренгоя», перед новым 1981 годом завершали подготовку к выпуску «Правды Севера». Капитон Шабалин торопился домой к семье в Октябрьский, когда из райисполкома позвонил Анатолий Вешкурцев, вручил ордер и ключи от трёхкомнатной квартиры.
Вскоре в городской типографии они работали вместе с женой: она - линотиписткой, он мотался по округу, налаживая полиграфическое оборудование, а в свободное время занимался фотографией. Капитон Николаевич говорит, что был дружен с первым главным редактором «Правды Севера» Валерием Нагорновым, но в лихие девяностые они с женой уехали на её родину в Израиль.
- Валера написал оттуда: «Капитон Николаевич, ты читай, откуда я тебе пишу. А я таким начальником стал - заведующий посудомойки». Он умел пошутить, - отмечает Шабалин. - Я и с Касаевым работал, но после смерти жены пришлось одному поднимать детей, и в 1985 году ушёл в газопромысловое управление на ГП-2 электриком. Работа посменная, так что в свои выходные занимался наладкой в типографии.
Его, деревенского парня, всегда тянуло к земле, и на пенсии он решил построить на своих 12-ти сотках в Советском дом и баню. Они как раз со старшим братом крышу крыли, когда он упал и повредил шейный и спинной позвонки. Долго лечился, но выкарабкался. Младший сын Коля, когда так случилось, дворником работал, десять классов закончил, потом техникум газовой промышленности, сейчас в «Ачимгазе» ведущий инженер. Старший сын Андрей трудится на ГП-2 на ДКС, у него двое сыновей, один из них тоже с ним работает.
Первого июля Капитону Николаевичу исполнится 80 лет, но он старается не отставать от молодых: сидя в инвалидной коляске, сам набирает одним пальцем на стареньком компьютере рукописи своих рассказов и стихов. С помощью старых знакомых в издательствах Йошкар-Олы выпустил в свет несколько своих книг на марийском языке, надеется, что они послужат нравственному воспитанию его юных земляков-марийцев. Ведь Капитон Шабалин - один из тех, кто верит в силу печатного слова.
 
Роза Яковлева.

Облако тэгов